Вхід на сайт
Логін:
Пароль:
[Забули пароль?]
 
закрити
 
 
 
 
 
Головна  
 
 

Журі «Честі професії»: найголовніше для журналіста у роботі зі складною темою – зробити її не складною

14.05.2015

У номінації «Краще подання складної теми» цьогорічного конкурсу професійної журналістики «Честь професії» були представлені матеріали у різних жанрах: це і нариси, і репортажі, і журналістські розслідування. Журі ж визнало кращою роботу Анастасії Берези «Наш Сталінград» (видання «Новое время»). У матеріалі йдеться про поїздку журналістки у Донецький аеропорт під час його найактивніших обстрілів.

Фіналістами цієї номінації з 114 поданих робіт стали: Катерина Сергацкова («Українська правда», робота «Это все народное творчество»: как проходил псевдореферендум на Донбассе»), Сергій Рахманін («Дзеркало тижня», робота IN RE), Аліса Юрченко (канал ZIK, робота «НБУ та Податкова зберегли касову монополію Арбузова та Клименка») та Артем Чапай (Insider, робота «Служили два «айдаровца». О чем принято молчать на войне»).

Про різні погляди на складні теми у журналістиці розповідають журі номінації Ольга Кашпор та Вадим Балицький.


Ольга Кашпор, кореспондент «1+1»:




– Ольго, які саме складні теми, на Ваш погляд, сьогодні повинні розкривати журналісти?
– Найскладніші теми сьогодення – це військово-політичний розкол в українському суспільстві та хід реформ після Революції гідності. Війна змушує щодня переоцінювати речі, які ще вчора здавалися стовідсотковими і зрозумілими. Журналістові в таких умовах вкрай важко тримати баланс, не розгубитися самому. Поза війною, не менш болюча тема перетворення в країні – досі, на жаль, повно корупційних схем, які варто розслідувати, владних новацій та ініціатив, які варто розглядати під мікроскопом.
 

– Що головне у розкритті складної теми?
– Головне в розкритті складної теми – знайти оптимальну форму подачі, «упаковку», яка зробить суть зрозумілою читачеві/глядачеві. Робота над складною темою – це завжди кропітка журналістська робота + пошук форми.
 

– Яким Ви бачите майбутнє журналістики в Україні?
– Журналісти в Україні вже взяли на себе набагато більше, ніж прописано будь-якими стандартами.  Вони – і рупор, і збільшувальне скло. І поштарі, і волонтери. Українська журналістська спільнота зараз разом з усією країною проводить інвентаризацію цінностей і виробляє правила на майбутнє. Без зовнішніх втручань вона стане конкурентнішою, зубастішою та сміливішою. 
 

– Чи можете Ви назвати роботи, які Вам запам’ятались під час оцінювання?
– Зам’яталося розслідування про роздачу квартир у Луцьку масштабною інфографікою. Стаття про вбивство чотирьох християн у Слов'янську – я впереше почула про цю надзвичайно складну історію, вона дуже багатошарова, вражає. Запам'ятався репортаж Насті Березі про поїздку в Донецький Аеропорт – і фото, і текст забезпечували повний ефект присутності. 
 

Вадим Балицкий, директор з розвитку у «Корпоративні медіа. Вейсберг і партнери»:





– Какие сложные темы, на Ваш взгляд, стоят перед журналистами сегодня?– Сложная тема – понятие несколько абстрактное. Для кого сложная? Для журналиста? Это зависит от его квалификации. Для читателя? Опять же, все зависит от умения автора разложить все по полочкам, показать суть проблемы.

В моей номинации сложным в раскрутке можно назвать материал «НБУ та Податкова зберегли касову монополію Арбузова та Климента» Алисы Юрченко. Речь о монополии посреднической фирмы, которая получала свой процент от каждой кассовой операции в Украине – только за то, что пропускала информацию через свой никому не нужный сервер. Это пример того, как журналисты раскрутили и обнародовали колоссальный, в масштабах страны, механизм государственного мошенничества. Это сложная тема, потому что, во-первых, нужно было увидеть эту проблему, во-вторых, разобраться в механизме самой махинации, в-третьих, доходчиво рассказать это аудитории. И журналистам все удалось. Это пример материала, с которым можно идти в суд и выигрывать его. Не знаю, существует ли у этой истории продолжение, но оно должно быть. У государства необходимо требовать ответ.

Можно ли называть сложной темой ряд блестящих репортажей и очерков из зоны АТО, которые были выставлены на конкурс в номинации «сложная тема»? На мой взгляд, в этих жанрах все зависит только от мастерства журналиста, от его умения видеть, общаться, описывать ситуацию, снимать видео, фото и делать из этого качественные лонгриды.

Эти материалы с войны потребовали личного мужества журналистов и надо отдать им должное. Возможно, тему войны в этом году стоило выделить в отдельную номинацию. Но я бы не назвал такие репортажи и очерки сложными. Сложные – это, к примеру, темы люстрации, налоговой реформы. Сложно разобраться, что на самом деле происходит вокруг компартии. Из военных тем сложно раскрутить в коррупционные механизмы внутри МВД и Минобороны. Таких проблем десятки, и сейчас ничто не мешает этим заниматься. Но таких материалов я не увидел.

– Что, на Ваш взгляд, главное в раскрытии сложной темы? Умение анализировать?
– В критериях оценивания работ в номинации «Сложная тема» обозначено: понятность, доходчивость, мастерство пояснения. Этими словами скорей всего хотели подчеркнуть, что самое главное в работе со сложной темой сделать ее несложной, понятной для массового читателя. Полностью согласен.

А аналитику в журналистской среде всегда считали чужим жанром. Если материал можно назвать аналитическим, то его следует публиковать в научных отчетах, а не в газете или журнале.

– Скажите несколько слов о том, каким Вы видите будущее журналистики в Украине?
 – Все будет сложно. В первую очередь потому, что журналистика по-настоящему востребована и развивается только в свободном обществе. А до этого нам еще далеко. Постсоветская история украинской журналистики – это история клановой, олигархической журналистики в бедном обществе, неспособном материально поддерживать независимую прессу. Большинство СМИ принадлежит политико-экономическим группировкам. И это снижает роль прессы, уровень доверия к ней, уровень уважения к профессии. Когда на рынок выводится новая газета, сайт, телеканал – первый вопрос в профессиональной среде, да и не только: чьи деньги? При этом ответ стыдливо замалчивается.

Журналистике нужно вместе со всей страной выкарабкиваться из зависимости от олигархических кланов. Как? Не знаю. Но у нас под боком – Россия, страшный пример того, как мало-мальски независимая журналистика рухнула, превратилась в эффективную пропагандистскую машину, которая создала чудовищную параллельную реальность. Поверьте, наши олигархи хотели бы примерно такой же результативности от своей прессы. Просто у них кишка тонка на подобные масштабы.

Заметьте, как всего за год изменилось в стране отношение к профессии военного. Когда журналисты перестанут чувствовать длину поводка, когда СМИ перестанут размещать заказуху и смогут самостоятельно зарабатывать на право говорить все, что нужно сказать именно сегодня – нас тоже станут уважать.

Будущее журналистики будет интересным, если Украина начнет становиться страной, где господствует свободный бизнес, в том числе и издательский. Но это случится не завтра. А большинству журналистов в своей работе пока придется оглядываться на хозяина, когда речь будет касаться по-настоящему важных политических и экономических тем.

– Как может журналистское сообщество противостоять этому?
– Оно ничего не может сделать. Журналистского сообщества вообще не существует. Существует специальность – журналистика. Это четко обозначенная профессия, хотя в последнее время это пытаются опровергнуть. Есть работодатель и набор инструментов и навыков. Например, что может сделать стоматологическое сообщество для улучшения лечения зубов? Ничего. Но если изобретут средство от кариеса, тогда стоматологи смогут его прописать больным.

Украинская журналистика отличается разобщенностью, в ней нет никаких реальных гражданских сообществ. Есть группы СМИ, объединенные вокруг общих денежных мешков. А солидарности, на моей памяти, журналисты между собой не проявляли никогда. Я не вижу, чтобы журналисты в Украине могли выступать единым фронтом. Наше средство от кариеса – независимость.

– Но в то же время были примеры, когда им это удавалось. Журналисты достаточно успешно выступали против законодательных изменений о клевете. А также боролись с цензурой, которую олицетворяла Экспертная комиссия по вопросам морали.
– Когда давить на личные интересы журналистского цеха – он отбивается, согласен. В первом случае журналисты скорее поддержали позицию своих издателей. Во втором тоже проявилось желание не допустить медведя в свой малинник. И это понятно – журналисты вынуждены защитить себя от рамок, в которых их хотят заставить работать. Иной солидарности кроме как цеховой, я не вижу.

Посмотрите, сколько журналистов сейчас сотрудничает со СМИ, которые условно можно назвать врагами Украины. Есть немало изданий, телеканалов, которые, например, сепаратистов называют ополченцами. Цензуры нет, ополченцы – оказывается, есть. Где журналистское сообщество? Кто и как противостоит газете «Вести», которая потихоньку окучивает необходимую электоральную аудиторию?

– Можете ли назвать конкурсные работы, которые Вам чем-то особенно запомнились?
– Лучшей работой в номинации «Сложная тема» я бы назвал материал «Наш Сталинград» о Донецком аэропорте. Я бы разделил эту победу между журналистом Анастасией Березой и фотокором Сергеем Лоико. Это очень качественный репортаж. Хотя я не считаю это сложной темой. Но все сделано правильно, и материал написанный предельно честно, эмоционально, объективно, есть позиция многих людей. Этот лонгрид дает людям понять, что там происходило на самом деле.

Блестящий очерк «Кто убил четырех христиан в освобожденном Славянске» Дмитрия Фионника. Это очень пронзительный материал, с отлично выстроенной композицией, со спокойным и сильным взглядом на трагедию.

Запомнился материал про референдум на Донбассе Катерины Сергацковой «Это все народное творчество»: как происходил псевдореферендум на Донбассе». Достоинство этого материала в том, что журналист принял на себя старую добрую роль – сменил профессию, пошел работать на участок, чтобы изнутри показать нелепость и фарс происходящего. Замечу, что автор не побоялся выступить в этой роли, не побоялся разоблачения.

В каком-то смысле можно назвать сложной темой материал «Груз 200» из издания «Тиждень» (авторы – Оксана Хмельовская и Богдан Буткевич). Речь идет о проблеме идентификации и захоронениях погибших на войне. Материал очень грамотно сделан, он показывает глубину и непредсказуемость проблем войны.

Прес-служба конкурсу

 


 
Наші партнери

Організатори
 
Генеральний телевізійний партнер
 
Інформаційні партнери
 
Партнери конкурсу
 
Спонсори конкурсу